Очень страшные истории: женские фобии


Рубрика: Отношения
Просмотров: 2157

Очень страшные истории: женские фобии

Все мы чего-то боимся, и это нормально. Но порой женские фобии обретают такой размах и разнообразие, что полету фантазии может позавидовать любой писатель. А ведь с этим надо как-то жить!

Я боюсь располнеть

Очень страшные истории: женские фобии

Патологическая страсть к похуданию в итоге оборачивается булимией или анорексией. 98% страдающих этими заболеваниями – молодые женщины. Каждая пятая умирает (смертность составляет более 20% от общего числа – показатели, как больных раком). А выживают те, которые недостаточно боятся быть толстыми. Собственные комплексы и влияние массовой культуры, рекламирующей идеальные размеры и средства для похудания, формируют иллюзорное представление, что источник всех проблем кроется в недостаточной стройности. Поэтому и молодой человек (муж) бросил, и вакансия в фирме не досталась, и с сексом проблемы. Короче, чтобы исправить положение, нужно «убрать лишнее». Девушка ест все меньше, начинает вызывать у себя рвотный рефлекс после каждого приема пищи (не дай бог хоть одна калория усвоится!) и тает на глазах. При булимии она, наоборот, ест все больше и больше, точнее говоря, предается обжорству, и спешит избавиться от всего съеденного с помощью той же рвоты. В дальнейшем организм уже сам не в состоянии принимать пищу и отторгает ее, а страх располнеть перерастает в ситофобию – боязнь приема пищи.

Я жуткая уродина

Дисморфофобией (страх уродства, непривлекательности) страдают, как правило, красавицы. Если бы они, жалуясь врачу и психологу на свои «явные уродства» и «чрезвычайные недостатки», не указывали бы конкретно, о чем идет речь, никто бы не догадался (особенно мужчины). Лечить свои фобии «уродины» предпочитают путем подтяжек, инъекций, ушиваний, наращиваний и прочих манипуляций из области косметической хирургии. Иногда помогает, но только на время.

Я боюсь, что никогда не выйду замуж

Или «Я боюсь остаться одна». Обе эти фобии, часто вырастающие из формулы «на 10 девчонок 9 ребят», способны толкнуть женщину в объятия любого проходимца, лишь бы не быть 10-й, без пары. Только в первом случае она легче идет на развод – это вроде бы подтверждает ее конкурентоспособность как особи женского пола. Во втором случае она будет держаться за любого негодяя ценой собственного здоровья, испорченных отношений с детьми и прочими родственниками и т.д., только бы не обзавестись ярлыком «брошенная». На самом деле в основе страха потерять партнера, как правило, лежат неуверенность в себе, а также прошлый негативный опыт. А ведь чем сильнее мрачные предчувствия, тем больше вероятность, что сценарий повторится. Кроме того, психологическая установка может автоматически передаться мужчине, и он подсознательно ей «подыграет». Или сознательно бросит.

Я боюсь секса

В основе коитофобии, или страха полового акта, лежит вагинизм (непроизвольное судорожное сокращение мышц влагалища и таза), что, кстати, встречается не только у девственниц. Российский сексопатолог A.M. Свядощ утверждает: больные понимают необоснованность этого страха, но преодолеть его не в состоянии. Он наблюдал не одну сотню супружеских пар, которые по несколько лет не имели полноценной половой близости, ограничиваясь в лучшем случае петтингом. Это может быть следствием как реальной боли, пережитой женщиной при дефлорации или изнасиловании, так и рассказов подруг. Ситуация осложняется при наличии определенных черт характера – повышенной возбудимости и тревожной мнительности.

Я боюсь, что меня сглазят…

Или уже сглазили. У мужчин тоже порой что-то не ладится или жизнь вообще не складывается, но они не склонны видеть в этом происки женщин с «дурным глазом», «черной энергетикой» или «страшным языком». Мы же очень часто пытаемся снять с себя и переложить кошмары. То ему снилось, как его сжирает самка богомола (в природе они действительно съедают самца после оплодотво­рения), то как у него рождается ребенок-урод. Одним словом, если постараться, своими страхами можно поделиться с партнером. Хотя, конечно, материнские фобии – женские по определению. Некоторые мамаши, например, до ужаса боятся раздавить новорожден­ного во сне, другие – что он сам ночью задохнется, третьи… Список бесконечен.

Я боюсь, что с моим ребенком что-то случится

Фобия напоминает предыдущую, но здесь акцент потенциальной опасности с собственных по­ступков перенесен на происки внешних врагов. Каждый день мать выпускает ребенка во враждебный мир и, обуревае­мая страхами и предчувствиями, ждет его «возвращения с фронта». Опоздание на пять минут-уже повод для инфаркта. Женщина в шоке: сын убит, а дочь изнасилована. Опасность подстерегает любимое чадо на каждом шагу: школу могут взорвать, физрук похож на педофила, водители на дорогах пьяные, наркодилеры караулят прямо у подъезда… Это такая всеобъемлющая фобия, при которой мать изводит страхами и себя, и ребенка, параллельно пытаясь оградить его от любых опасностей, то есть от жизни. А ведь многие фобии передаются «по наследству» - любимое чадо вырастает несамостоятельным и недобрым. Это в лучшем случае.fobii2

Я боюсь состариться

Сразу оговоримся: этот страх не имеет ничего общего с танатофобией (страхом смерти). Женщина гораздо меньше боится умереть, чем плохо выглядеть в гробу. Или у гроба тех, кто умрет раньше. В чем опасность такой фобии? Это страх перед неизбежным. Например, можно бояться змею, но никогда ее не увидеть. А вот состарятся все обязательно, хотим мы того или не хотим, боимся или нет. И единственный способ решить данную проблему – уйти из жизни молодой, обмануть старость, опередить ее. К счастью, самоубийства на почве подобных фобий встречаются все реже. На помощь женщинам пришла пластическая хирургия, совсем скоро начнут омолаживаться стволовыми клетками, по-прежнему работает проверенное веками эффективное средство – найти любовника лет на 15 моложе. Но в половине случаев кризис все равно наступает, утверждают специалисты. Большинству мужчин эта фобия малознакома: если есть хоть какая-то потенция, они не желают признавать себя старыми.

Наталья Шишкова

Рекомендуем!!!